0

Статистика по уголовным делам

Информация Верховного суда Российской Федерации

Уважаемый Михаил Александрович!

В  связи  с  Вашим  обращением  с  просьбой  включить  в  план  работы Пленума Верховного Суда Российской Федерации вопрос о судебной практике по  делам  о  клевете,  совершенной,  в  частности,  журналистами  и  другими представителями  СМИ,  в  Верховном  Суде  Российской  Федерации  проведено изучение  судебной  практики  по  уголовным  делам  о  преступлениях, предусмотренных  статьями  1281  «Клевета»  и  2981  «Клевета  в  отношении судьи,  присяжного  заседателя,  прокурора,  следователя,  лица,  производящего дознание,  судебного  пристава»  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации (далее — УК РФ), за период 2013-2014 гг. и первое полугодие 2015 г.

По сведениям Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, всего судами Российской Федерации за совершение преступлений, предусмотренных статьей  1281 УК РФ:
— осуждено  в  2013  г.  107  лиц,  в  2014  г.  —  138  лиц,  в  первом  полугодии 2015 г. — 49 лиц;
— оправдано в 2013  г.  520 лиц,  в 2014  г. — 663  лица,  в первом полугодии 2015 г. — 259 лиц;
—  уголовные  дела  прекращены  (за  отсутствием  состава,  события преступления,  непричастностью  к  совершению  преступления)  в  2013  г.  в отношении  501  лица,  в  2014  г.  —  в  отношении  473  лиц,  в  первом  полугодии 2015 г. — в отношении 302 лиц;
за совершение преступлений, предусмотренных статьей 2981 УК РФ:
—  осуждено  в  2013  г.  — 2  лица,  в  2014  г.  — 2  лица,  в  первом  полугодии 2015 г. — 3 лица;
— в указанные периоды ни одно лицо не было оправдано, уголовные дела по названным выше основаниям не прекращались.

Вместе  с  тем,  анализ  полученных  из  судов  материалов  обобщений судебной  практики  и  копий  судебных  решений  по  делам  о  преступлениях, предусмотренных статьями  1281  и 2981  УК РФ, позволил установить, что ни по одному из рассмотренных судами в течение 2013-2014 гг.

Где я могу найти статистику уголовных дел по статьям УК РФ (желательно, в год)?

и первого полугодия 2015  г.  уголовных дел  журналисты  и другие  представители  СМИ  к уголовной ответственности за данные преступления не привлекались. О  каких-либо  сложностях,  возникающих  при  рассмотрении  дел  о клевете, судами не сообщалось.

Учитывая  Вашу  обеспокоенность  вопросами  защиты  добросовестных журналистов  и  других  представителей  средств  массовой  информации  от необоснованного преследования за клевету,  в случае выявления обозначенных Вами  проблем  при  рассмотрении  судами  уголовных  дел,  Верховный  Суд Российской Федерации примет это во внимание.

С уважением,

Заместитель
Председателя Верховного Суда
Российской Федерации                                                                                 В.А. Давыдов

PDF-версия письма

К оглавлению ↑

Непонятная статистика и спорные данные доклада Российской Федерации

  • Опубликовано 21 Декабря 2016
  • 1249 просмотров

На сайте Управления Верховного комиссара ООН по правам человека опубликован доклад Российской Федерации за 2012-2016 годы для Комитета против пыток ООН (далее – Комитет) о том, какие меры были предприняты нашей страной для искоренения пыток. Юристы Комитета по предотвращению пыток ознакомились с этим документом и нашли его крайне поверхностным и размытым.

Юрист Комитета по предотвращению пыток Екатерина Ванслова:

«Российская Федерация представила доклад за 2012-2016 годы в виде ответов на вопросы, заданные Комитетом против пыток ООН. Спектр вопросов широк и затрагивает вполне конкретные проблемы, касающиеся применения пыток в нашем государстве.

Однако этот доклад, как и все предыдущие официальные доклады нашей страны, содержит по большей части информацию о законодательных, административных, институциональных мерах по защите прав человека и общие формулировки.

Статистические данные

Между тем, информации о реальной ситуации с применением пыток в России и причинах существования этого явления явно недостаточно. Более того, некоторые положения доклада вызывают крайнее недоумение в связи с несоответствием действительности и явными попытками уйти от прямых ответов.

Например, статистическая отчетность. В предыдущий раз Комитет просил Россию «представить статистические данные о числе расследований пыток, жестокого обращения, инициированных в результате визитов ОНК, а также информацию о результатах таких расследований». Россия в докладе по этому вопросу указала следующее: «В рамках развития взаимоотношений с правозащитными организациями в 2015 году осуществлено 1158 проверок спецучреждений членами ОНК, в 2014 году – 1158, в 2013 году – 771. Анализ таких проверок свидетельствует об отсутствии со стороны должностных лиц спецучреждений полиции преднамеренных действий, ущемляющих права и свободы содержащихся в них граждан».

Сам анализ, на основе которого сделан столь категоричный вывод, при этом не представлен. Почему дан ответ только по системе МВД – также неясно. Кроме того, по данным доклада как в 2014-ом, так и в 2015-ом году было проведено ровно 1158 проверок спецучреждений полиции. Поразительное совпадение числа посещений за два года вызывает сомнение в достоверности этих данных, тем более, что власти РФ не указали их источники.

Также из представленной в докладе статистики о количестве преступлений, предусмотренных статьями 117, 286 и 302 УК РФ, невозможно сделать выводы о реальной практике привлечения к ответственности за нарушение запрета применения пыток.

Так, статья 117 УК РФ («Истязания») вообще не применяется в отношении правоохранителей, поскольку применение пыток – должностное преступление и квалифицируется по другим статьям (286, 302) уголовного кодекса.

Приведенная статистика по статье 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий») не отражает реальную картину, поскольку пытка квалифицируется лишь по части 3 указанной статьи, а разбивка по частям статьи в докладе не приведена.

Зато данные о том, что за период с 2012 по середину 2016 года по ст. 302 УК РФ («Принуждение к даче показаний») в суд были направлены только три уголовных дела, наглядно иллюстрирует, что эта статья Кодекса практически не работает.

По многим вопросам данные не представлены вовсе. Например, Россия указывает, что «статистика по количеству дел, по которым признательные показания, полученные в результате пыток, были признаны недопустимыми доказательствами, не выделяются в формах первичного статистического учета и в формах статистической отчетности о результатах рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации».

Интересно, что и сами отчетные периоды в докладе постоянно варьируются. Например, сведения о количестве преступлений, предусмотренных статьями 117, 286 и 302 УК РФ, представлены за 2012-2016 годы, а статистические данные о количестве смертей в учреждениях ФСИН России –  только за 2013-2015 годы.

Не выполнена предыдущая рекомендация Комитета о представлении статистических данных в разбивке по полу, возрасту, этнической принадлежности, гражданству, виду и расположению места содержания под стражей и недобровольного содержания, как это необходимо для мониторинга соблюдения Конвенции.

Интересен в докладе ответ России по поводу функционирования спецподразделения Следственного комитета РФ. Напомним, что в 2012 году правозащитники предложили главе СК создать подразделение, которое бы специализировалось исключительно на расследовании преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов. Инициатива правозащитников была поддержана, однако структура и численность спецподразделения делает невозможным своевременное и качественное расследование сообщений о пытках и жестоком обращении. В связи с этим Комитет задал России вопрос о дополнительном финансировании этого спецподразделения.

Власти РФ ответили, что «штатная численность отдела по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, Главного следственного управления СК России составляет 10 сотрудников. Выделение отдельных финансовых ресурсов для нужд отдела не предусмотрено».

По какой-то причине в докладе говорится о численности спецотдела лишь в составе центрального аппарата СК и не упоминается численность аналогичных спецотделов в окружных управлениях СК, ГСУ по Москве, Московской области и Санкт-Петербургу.

Как бы то ни было, даже неспециалисту понятно, что установленные структура и численность спецподразделений делают невозможным своевременное и качественное расследование всех поступающих сообщений о пытках и жестоком обращении. Речь может идти лишь о расследовании небольшого количества выбранных дел. Очевидно, что создание спецподразделения не изменило практику расследования сообщений о пытках.

Не обошлось в докладе и без комментариев о том, что «деятельность отдельных представителей правозащитных организаций имеет деструктивный характер, направленный на дестабилизацию обстановки в исправительных учреждениях».

Удивила статистика о том, что количество нераскрытых преступлений по фактам насильственных исчезновений в 2012 году составило 18, в 2013 году – 8, в 2014 году – 2, в 2015 году – 1.

При этом в докладе говорится, что в производстве следователей следственного управления СК РФ по Чеченской Республике в 2012 – 2015 годах расследовались 2 уголовных дела о нераскрытых насильственных исчезновениях людей, следственного управления СК РФ по Республике Северная Осетия – Алания 7 уголовных дел, следственного управления СК РФ по Республике Дагестан 17 уголовных дел, следственного управления СК РФ по Республике Ингушетия 3 уголовных дела.

Нам с коллегами очень любопытно, когда же были отнесены к категории раскрытых дела о безвестном исчезновении Асхабова, Сулейманова, Гайсановой, Айдамировых, Зайналова, Жебраилова, Элимхановой. И это только дела об исчезновении людей на территории Чеченской Республики.

Теперь у российских правозащитников есть год, чтобы к ноябрю 2017 года представить в Комитет совместный альтернативный доклад, который дополнит официальный отчет Российской Федерации, в том числе статистикой.

По итогам консультаций с российскими неправительственными организациями и рассмотрения официального доклада российских властей Комитет примет в 2017 году заключительные замечания, в которых укажет на существующие «пыточные» проблемы в России и представит властям РФ список рекомендаций, направленных на изменение ситуации».

Руководитель отдела международно-правовой защиты Комитета по предотвращению пыток Ольга Садовская:

«Я несколько раз участвовала в рассмотрении периодических и альтернативных докладов России в Комитете против пыток ООН. Самым результативным годом, когда власти были готовы слушать и прислушиваться к рекомендациям, был 2006 год, по итогам которого был создан Следственный комитет, на который мы возлагали большие надежды. К сожалению, многие наши надежды пока не оправдались, но, тем не менее, мы продолжим требовать от властей создания и функционирования эффективного независимого механизма расследования жалоб на пытки».

Справка:

Комитет против пыток является органом ООН, наблюдающим за выполнением государствами-участниками Конвенции против пыток. Все государства-участники, в том числе и Россия, обязаны каждые четыре года представлять Комитету доклады о соблюдении, закрепленных в Конвенции прав. Комитет изучает каждый доклад и излагает государству-участнику свои соображения и рекомендации в виде «заключительных замечаний».

Социальные комментарии Cackle

Судебная статистика по уголовным делам

Все суды, работающие на территории нашей страны, осуществляют ведение специализированной статистики.

Судебная статистика по уголовным делам

Таким образом, формируются более четкие знания, которые определяют уровень преступности, наказаний и пр. Ведение судебной статистики – неотъемлемая часть работы судебной системы в нашей стране. Посредством составления статистических данных определяется уровень отказов и возврата на доработку дел в прокуратуру. На основании чего формируются более четкие законодательные требования по передачи дела в суд, по сбору доказательств и улик.

Что собой представляет судебная статистика по уголовным делам?

Естественно, государственность базируется на законодательстве, и соблюдением законов занимается именно судебная инстанция. Конечно же, основное задание государства – снизить уровень уголовных преступлений. Изучение статистики, которую ведут суды, позволяет объективно оценить текущую ситуацию по преступности в стране. Ведь преступность оценивается не только по количеству совершенных правонарушений, но еще и по количеству осужденных. И осуждение обвиняемого лица осуществляется только судом, никак иначе.

Посредством данной статистики формируются данные по вопросу, сколько оправдательных приговоров было вынесено. При этом, начинается более детальное изучение данных дел, чтобы определить, насколько качественно работает следственная инстанция нашей страны, и какие коррективы в ее работу нужно внести, чтобы избежать передачи дел в суд, которые рассматривать в суде еще рано.

Зачем нужно изучать статистику судебных дел по уголовным правонарушениям?

Сразу же нужно сказать о том, что в случае вынесения оправдательного приговора, все расходы, которые были связаны с осуществлением процесса рассмотрения дела, возлагаются на федеральный бюджет. Иными словами, государство несет расходы, а все по той причине, что проявляется аспект некачественной работы следственной системы.

Таким образом, можно сказать со значительной уверенностью о том, что изучение статистики позволяет получить точные знания по поводу работы следственного отдела и самой судебной инстанции. На основании полученных данных, законодатель определяет структуру своих действий, которые изначально направляются на модернизацию и усовершенствование процесса проведения следственных мероприятий, а также на осуществление процесса судебного разбирательства.

Государство не стоит на месте, и все время развивается, именно по этой причине и возникает необходимость развития системы судебных разбирательств, постепенно включая и создавая новые законодательные нормы, которые касаются инноваций, постепенно внедряемых в наше существование. Соответственно, ведение статистики – формирование глубоких знаний, способных помочь составить правильный план действий законодательной власти.

О возбуждении уголовных дел, а вернее, об отказах в их возбуждении

Наша импотентная правоохранительная система, находящаяся в метастазной фазе своей болезни под названием «полная и абсолютная деградация», не может ни возбуждаться, ни возбуждать. Если только не поступит сильный пинок сверху в виде политического заказа. Одна из самых серьезных проблем, с которой сталкиваются пострадавшие от преступлений лица, состоит в необоснованных и незаконных постановлениях об отказе в возбуждении уголовных дел.

Прогрессивное человечество знает две основные формы возбуждения – эмоциональное и сексуальное. Однако в среде «узкого круга ограниченных лиц» – юристов известны такие формы возбуждения, как возбуждение уголовного дела и судебного или исполнительного производства. Непрофессионалы почему‑то крайне не любят это будоражащее эротическое сознание слово и используют бытовые суррогатные заменители. Как правило, говорят, что уголовное дело заведено или открыто. Опытным следователям известны и эти понятия. Опытный следователь – это такой следователь, который ловко маскируется под неопытного. И такие следователи тоже заводят уже возбужденные уголовные дела… Но только в тупик. А для этого его открывают, чтобы просмотреть его, подумать, – и придумать, как это сделать. Но, как правило, стараются до возбуждения уголовного дела ситуацию не доводить. Уж больно хлопотное это дело – расследовать уголовное дело.

Бывает так, что девушка отказывает, и это в известных только мужчинам обстоятельствах больше радует, чем огорчает. Однако в юриспруденции все наоборот: отказ в возбуждении уголовного дела жертву преступления радовать в принципе не может. Но это радует следователей, а также идейно и ментально близких им преступников. Возбуждать уголовные дела наша правоохранительная система очень не любит. Ведь за этим следует необходимость полного и объективного предварительного расследования и последующее направление дела в суд. Это серьезная работа. А работать на одну, хоть и значительно повышенную в последнее время зарплату очень не хочется. Поэтому легче отказать в возбуждении уголовного дела и сидеть, «курить бамбук». Предварительно, если есть кого «взбодрить», вызывают человека, в отношении которого подано заявление. Хорошо попугав «тварь дрожащую», получают, если он не совсем бомж, моральную и материальную поддержку на последующее бездействие. Все это с успехом, в обстановке полной безнаказанности следователей за должностные преступления, делается.

В результате пострадавшие не получают ту защиту, которая гарантирована им законом, а преступники – заслуженное наказание.

Обвинительный уклон: о чем говорит статистика

Общественно опасная деятельность последних не пресекается, они как бы получают индульгенцию на ее продолжение и совершают новые, все более опасные и масштабные преступления, от чего количество пострадавших множится. Причиненный им ущерб не возмещается, вред не заглаживается, помощь не оказывается. Причем это не единичные факты, а целое явление, которое год от года становится все масштабнее.

Уголовная статистика последних лет являла нам благостную картину неуклонного и существенного снижения преступности, которая, как можно обоснованно предполагать, скрывает фактическое укрытие большей части реально совершенных преступлений. В 2008 г. только в органах внутренних дел было вынесено 5 317 087 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Это на 6,2 % больше, чем в предыдущем 2007 г., при этом количество возбужденных уголовных дел снизилось на 12 %. В 2009 г. там же было вынесено 5 640 693 постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Это на 6,1 % больше, чем в 2008 г., при этом количество возбужденных уголовных дел снизилось еще на 7,1 %. В 2010 г. было вынесено уже 6 030 001 постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (+6,9 %), а количество возбужденных уголовных дел снизилось еще на 10,7 %. Описанная закономерность сохранилась и в 2011 г.: количество возбужденных уголовных дел снизилось в это время на 9,2 %, а количество отказов в возбуждении уголовных дел опять выросло и составило уже 6 142 306. Это в три раза больше, чем количество вынесенных за тот же период постановлений о возбуждении уголовного дела. Иными словами, при нынешней правоприменительной практике шансы пострадавшего (лица, считающего, что оно пострадало от преступления) добиться возбуждения уголовного дела составляют один к трем!

Таким образом, современная правоохранительная система системно и целенаправленно работает только в одном направлении – не работать, скрывать преступления. С чем ее можно и поздравить! Более одного триллиона рубликов бюджетных денег уходит на содержание двухмиллионной армии бездельников и мародеров.

Date: 2015-09-02; view: 88; Нарушение авторских прав

Понравилась страница? Лайкни для друзей:

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *